votvamnews: (Default)

Свадьба – потрясающая вещь. Просто таки гениальная.
Я терпеть не могу свадьбы, невест в кринолинах, с нереальными вавилонами на голове с россыпью искусственных цветов, пластиковые бусы, гордо именуемые «Сваровски», перчатки из бабушкиной тюли и прочую свадебную мишуру. Жених в костюме-тройке с отливом наводит на меня лёгкую депрессию, а свадебные ленты «Почётный свидетель» вызывают нервный тик левого глаза и сильный рвотный рефлекс.
При слове «свадьба» в моём воображении рисуется взятая напрокат помпезная машина, дорогая, блин, машина. И, спрашивается вопрос, кому пришла идея украсить эту, как мы помним, дорогую машину, афигеть-какими-стрёмными пупсиками, лебедями, кольцами, лентами? Это всё равно, что дорогой хороший коньяк «юппи» запивать. И причмокивать от удовольствия.
Сценарий свадьбы до ужаса банален. Всю ночь невеста не спит, волнуется. Жених тоже не спит – жрёт водку. Видимо, тоже нервничает.
После утренних сборов невесты и попыток ответить самому себе на вопрос «Кто я?» жениха наступает выкуп. Выкуп – это отдельная тема. Заблёванный подъезд с надписями «Зинка – проститутка» украшается надувными шариками, рисованными старыми фломастерами плакатами и прочей дребеденью. И надпись о Зинке-проститутке никому не проходит в голову закрыть, ведь это почти реликвия. А надо было бы. Хотя бы потому, что Зинка — это невеста. Причём невинная, что бы там не говорили надписи. Причём, чаще всего, месяце, этак, на 4-5 беременности.
Ну да ладно, мы тут о выкупе.

Как обычно, опоздав минут на 20, с галстуком на плече, стойким запахом перегара и вечно трындящим не по делу свидетелем, приезжает жених. Приезжает, сам не знает, нахрена, но приезжает. Потому что он вспомнил, кто он и что ему сегодня предстоит. Солнце светит, глаза его с похмелья блестят, родители невесты умиляются от того, что у зятя слёзы счастья. Папа невесты, к слову, умиляется, тихо накатывая в подъезде за мусоропроводом.
Если повезёт, то оператор может заснять это дело на камеру во время выкупа, за что отец невесты всенепременно потом получит звиздюлей от жены. Но это будет потом, через полгода, когда свадебный оператор (кстати, обалденный, его ещё Светка из 45-й посоветовала, недорого берёт), наконец соизволит отдать заветную плёнку. А пока всё только начинается.
Далее наступает звёздный час свидетельницы. Она, гордо отдекольтировав место, гордо именуемое грудью минус первого размера, натянув колготки под летнее платье в совокупности с зимними сапогами, неизменными вавилонами на вишнёвого цвета волосах (а другими они у свидетельницы быть не могут по определению, парадокс прямо какой-то), прыщом на всю харю и голубыми тенями до бровей, выходит в подъезд, встаёт рядом с известной нам надписью и начинает громко, гордо и уверенно нести полную чушь, переполняемая чувством собственной значимости. Спускаясь, аккуратно переступает спящего бомжа, тушит бенчик в причёске-букле мамы жениха и начинает свой концерт.
Концерт длится долго – жених должен придумать 100 ласковых слов о своей жене на букву Ж, вспомнить все её родинки и прыщики, высыпавшие на её носатом лице с 12 лет, с закрытыми глазами потрогать за сиську добрый десяток подружек невесты, дабы определить, нет ли там его благоверной.
Благоверной там, конечно, нет, но для многих подружек это единственный шанс быть ощупанной самцом, поэтому невеста не может отменить этот этап подъездной гонки.
Нельзя забывать о том, что их всех дверей и щелей лезут нарочито добрые соседи, на предмет поглазеть, пожрать и бухнуть на халяву. А то, что вчера они орали о том, что надпись на стене – чистая правда, они забывают начисто.
Свидетельница Светка, та самая, из 45-й, в сапогах, изо всех сил таращит глаза на говорливого свидетеля, того самого, томно вздыхает и поправляет колготки с начёсом, оголяя правую ногу по самые труселя. Свидетель явно нервничает, прокручивая в голове мысль о том, что отымеет Светку только в том случае, если разум покинет его навсегда. Забегая вперёд, мы-то с вами понимаем, что разум его покинет, причём очень скоро, примерно в середине праздничного банкета - где-то в подсобке с тряпками, которые будут вонять, щётками, которые будут падать и больно хреначить Свету по вавилонам, вёдрами, в которые он, многословный свидетель, разумом покинутый, будет в темноте наступать и громко материться.
Ну да ладно. Это всё потом, потом. А пока – свадьба...

Наконец, о, чудо, спустя добрых полчаса, жених добирается до квартиры суженой-ряженой, попутно споткнувшись о бомжа и плюнув одной из соседок в глазок. Чтоб неповадно было. Молодые целуются, жених в ауте от красоты такой неземной, невеста — от перегара, все счастливы.
Такую семейную идиллию немного нарушает дед невесты. Дед-маразматик-фрезеровщик, трясущий медалями и орденами, снятыми с соседского Тузика за достижения на собачьей выставке. И так как дед, по всем законам жанра, нарезался уже в шесть утра, вся семья усиленно прячет его за дверью, дабы «не упасть в грязь лицом» перед интеллигентной семьей жениха. Наивные.
Буквально через несколько часов они вместе с этой самой интеллигенцией из Челябинска будут валяться лицом в грязи. В прямом смысле этого слова.
Следующий пункт этого свадебного вихря, не побоюсь этого слова – дорога в ЗАГС. Как мы понимаем, дорога долгая, страшная и нервная. Потому что уже на подъезде к дворцу бракосочетания вдруг выясняется, что жених со свидетелем вчера благополучно пропили кольца, свидетельница потеряла паспорт, а Зинка-проститутка вообще передумала выходить замуж, так как с этого момента на её профессиональной карьере можно поставить крест.
Всё это решается ещё буквально полчаса, родители молодых быстро ориентируются на местности, ибо они тоже когда-то женились, и у них тоже была подобная история.
Конечно, в ЗАГС опоздали. Расталкивая локтями остальных, страждущих попасть в это страшное место, наша делегация во главе с уже "нарезанным" свидетелем и с явно "похорошевшей" по этой же причине Светкой из 45-й, заваливается в зал. Всех подгоняет дотошная дородная баба, то и дело дающая всем ценные указания (а такие есть на каждой свадьбе, верьте мне).
И вот он, радостный момент. Играет торжественная музыка, молодым читают стихи, которые написал некто явно душевнобольной... Женщина килограмм под 150 весом, не меньше, в рюшечках и алой губной помаде грузным голосом орёт «Дорогие брачующиеся!!!» и что-то про лодку любви и озеро семейного счастья.
Родители-мамы рыдают в голос, родители-папы ждут, когда же эта вся фигня закончится, и можно будет спокойно поваляться лицом в грязи, пуская забавные пузырьки ноздрями.
Далее идут поздравления, поцелуи, гвоздики и ромашки, все дела.
Тут можно закончить, потому как больше в ЗАГСе ничего стоящего не происходит. Вся процессия двигается к выходу, осыпая молодых рисом и монетками, которые они потом весь день будут выковыривать из самых неожиданных мест, перекуривает это дело, по "пятьдесят" и пирожку со шпиком и - по машинам. Предстоит один из интереснейших периодов свадьбы.

Прогулка – это последняя «инстанция» перед банкетом, а так как, по старинной русской традиции, на банкет трезвыми являться негоже, все усиленно нажирают сливу, развязывают галстуки, снимают каблуки, дабы прибыть к следующему памятнику уже "при полном параде".
Фотограф строит гениальные проекты, не забывая о классике свадебного фото – невеста на руке у жениха, жених подвешен за шкирку в руках невесты, ну и всё такое, сами понимаете – красотища, талантище, шедевры, блин! Заглядение, а не фотографии!
Возле каждого памятника надо оставить букет, благо, гости надарили столько веников и уже так накидались, что никто ничего и не заметит. Свидетель уже ходит, твёрдо придерживаясь за задний бампер Светки из 45-й, прикидывая, чем ему обернётся секс в подсобке, и что дешевле – пачка презервативов или алименты и триппер.
Дальше - просто классика жанра. Невеста во всех своих кринолинах, бусах и боа хочет в туалет. И, слава богу, если этой, принцессе приспичит во всём это великолепии только пописять. Подружки, доселе таскавшие её фантастической-длины-шикарный-подол-хрен-знает-зачем-прибитый-к-платью, начинают материться в голос. Но тот факт, что их утром пощупали за сиськи, немного смягчает реакцию, и они соглашаются дотащить уже полупьяное и уже не очень белое тело посцать.
Далее, как шаттл с МКС, зад невесты предпринимает попытку состыковаться где-нибудь с унитазом, например, в голубой кабинке биотуалета. Но, как мы с вами знаем, этих биотуалетов у нас хрен да нихрена, и чаще всего получается где-то за кустами - чтобы не увидели гости и чтобы не намочить ажурные суперчулки с туфлями. Получается это, конечно, редко, но попробовать же – святой долг каждой невесты.
Проходит несколько часов и, ошалевшие от жары (одубевшие на морозе или промокшие до трусов - нормальной погоды на свадьбе быть просто не может), гости приезжают в рэсторант.

По закону всех свадеб мира (а такой закон есть, можете быть уверенными), этот "рэсторант" находится в ДК «Буратино» или в столовой местного общежития. В лучшем случае – кафе-бар «Парус». Больше вариантов не дано.
Дальше у жениха всё быстро: хлеб-соль, выпить по поводу того, что откусил больше… ну, или меньше, разбить тарелку с женой на руках, уронить жену, выпить по этому поводу, поднять жену, снова выпить, выслушать тупую речь тамады о вечной любви, понять, что она явно ученица работницы ЗАГСа, выпить по поводу того, что дошёл до столь гениальной и остроумной идеи, и т.д. и т.п.
Невеста тем временем чешет попу, потому как туда (когда за кустами, помните?) налезли букашки или застряли колючки. Свидетель выискивает подсобку. Мужская часть гостей находится в состоянии Пизанской башни, женская - представляет, как щас пожрёт деликатесов мясных да тварей морских.
Наконец, тамада даёт добро. А если бы она его не дала – её саму бы отдали на растерзание деду-маразматику-фрезеровщику. А это страшно, поверьте мне!

Итак, банкет. Сели, выпили, закусили, выпили, закусили, вспомнили, по какому поводу пьянка, поорали «Горько», выпили, закусили. Далее пошли пьяные тосты с пожеланием всякой фигни и "отпрысков побольше", при этом гости не забывают путать жениха с толпой его друзей в одинаковых костюмах. Конкурсы с опусканием в бутылочку карандашика на верёвочке между ног, пьяные танцы свидетеля с огромной бабой Людой, чем-то сильно напоминающей работницу Дворца бракосочетания. Слёзы и ревность Светки из 45-й и бурное примирение в подсобке. Невеста строит глазки официанту, жених дожирает графин палёнки, запивая тёплым лимонадом «Колокольчик».
Вечерело… Стрекотали кузнечики, мило хихикали отцы молодых, забавно бултыхая ножками в лужице, в которой всей палитрой цветов отражалось уходящее за лес солнце.
Под неизменный хит всех времён и народов «Ты целуй меня везде, 18 мне уже», некто дядя Федя-брат-сестры-маминого деверя-по папиной линии из Мухосранска начинает усиленно целовать ту самую тётю Люду в необъятные телеса. В этот момент муж тёти Люды активизируется, прямо-таки восставши из салата, и уверенной походкой, немного задевая противоположные стены, целенаправленно идёт к своей цели. А цель его, как вы понимаете - дядя Федя-брат-сестры-маминого деверя-по папиной линии. Возмездие не заставляет себя ждать, и дядя Федя отгребает увесистых ...здюлей от мужа тёти Люды.
Но тут появляется лицо четвёртое, нежданное – оказывается, у дяди Феди есть жена баба Валя, которая, видя такую форменную несправедливость, несётся на спасение своего благоверного, никак не хуже, чем какой заморский Бэтмен, только в парике и с котлетой на вилке.
Дальше наступает «2012 год» как минимум, завеса дыма, крики, мат, битьё посуды, падающий всем на голову плакат «Совет да Любовь», ну, и обалдевшие от таких "новостей" свидетели, появившиеся из кладовки на крики бабки жениха «Караул, насилують!». К слову, бабку все считали немой до этого момента.
Тут, конечно, любой голливудский боевик тихо курит в сторонке.
Невеста скучает и нажирается дешёвым молдавским винищем, ибо не сумела супруга своего удержать, когда он с криком «Эге-гей!» ворвался в ревущую толпу, словно только ради этого момента он и решил жениться.
Ну, дальше, конечно, следует бурное примирение сторон - ибо никто не помнит, с чего всё началось... Танцы-песни до утра, мужики лицами в салате, бабы, имитирующие стриптиз целлюлитными телами на столе… Жизнь, определённо, налаживается.
Нельзя не отметить момент праздничного разрезания торта со стрёмными фигурками невесты и жениха на верхнем ярусе, швыряние букета и подвязки невесты, снятие фаты и первый танец молодожёнов. 
Первый парадокс заключается именно в традиции кидания букета и подвязки. Во-первых, за букетом невесты толпится очередь девочек, девушек, женщин, а иногда и бабушек. Особенно греют душу троюродные сёстры маминой подруги по школьной скамье. Эдакие молодящиеся бабищи «немного" за 30», а на самом деле глубоко за 45, в блестящих блузах и с красными толстыми рожами. Они пытаются поймать букет активнее всех, ибо это их последний шанс обрести счастье. Например, в лице деда-маразматика-фрезеровщика, или алкоголика, сидящего напротив, в крайнем случае. И у них есть все шансы осуществить задуманное — ибо своей массой и напором они возьмут любое препятствие, что уж тут говорить о пьяной и недавно обесчещенной Светке из 45-й.
Борьба разыгрывается нешуточная, перья летят, платья трещат по швам, тётя Зина взяла главный приз и таки обязана теперь не очернить гордого звания «следующей невесты» - и оседлать деда. Ну, или алкоголика напротив. 
Что касается подвязки невесты — история обратная. Бабы силой выпихивают свои пассии на середину столовой, чтобы те осчастливили их заветным куском марли с цветочком. Справедливости ради, нужно отметить, что на редкую русскую бабу налезет этот кусок марли. Разве что на ухо.
Подвязку обязательно поймает алкоголик из-за стола, что напротив, ибо она просто-напросто сама прилетит ему в тарелку. Все счастливы, баба Зина в восторге, алкоголик в шоке, дед облегчённо вздыхает.

И последний пункт этого замечательного дня - первая брачная ночь. Если вы, мой дорого читатель, думаете, что всё-таки будет порнушка, то нет. И не потому, что ваш почтенный автор – скупая старая селёдка, не знающая слов любви. А потому, что секса в первую брачную ночь нет. Ну нет его, и всё тут. Да и не надо: пьяный жених с синяком, невеста с вавилонами, бусиками и рисом в самых неожиданных местах - зрелище, скажу я вам, не для слабонервных.
   
А чем занимаются молодые? Правильно, разворачивают подарки и считают бабки. Из подарков, как обычно, рамки для тех самых перехудожественных свадебных фотографий, полуторное постельное бельё расцветки «Я умру старой девой», 3 тостера,  2 чайника, ковёр с браком и прочая чушь. Подаренных денег хватит на зелёнку и лёд для жениха, ибо почти все конверты пусты.

П.С. Свидетель обычно выбирает алименты и триппер.



 
votvamnews: (Default)

Во многих языках есть уменьшительная форма имени существительного и только в некоторых (в том числе в русском) — прилагательного, например, миленький, чистенький. Так утверждают лингвисты и Википедия:
"Деминутив (уменьшительная форма) — слово, или форма слова, передающие субъективно-оценочное значение малого объема, размера и т. п., обычно выражаемое посредством уменьшительных афффиксов, напр.: шкафчик, домик, ключик, статуэтка. Значение уменьшительности также может сопровождаться различными эмоционально-экспрессивными окрасками — ласкательности (уменьшительно-ласкательная форма), напр.: дочурка, мамуся, кошечка; или уничижительности (уменьшительно-пренебрежительная форма, пейоратив), напр: людишки, народишко".

А сегодня вдруг пришла в голову мысль. Ведь когда мы говорим о кухне, застолье, продуктах питания и тем более о закуске - оказалось, что уменьшительную форму тут приобретают почти все слова и понятия.

За примерами далеко ходить не нужно. 
Кухня: вилочка, ложечка, стаканчик, блюдечко, салфеточка, стульчик, столик.
Еда: супчик, кашка, булочка, тортик, молочко, картошечка, блинчики, хлебушек, рыбка... 
Закусочка: пельмешки, икорка, шашлычок. колбаска, рулетик, салатик, селедочка, капусточка, помидорчик, лучок, огурчик, горчичка...  
Выпивка: водочка, коньячок, рюмочка, стаканчик, бокальчик, а также пивко, бражка, шампусик. Уменьшительным может стать даже предложение: "Не выпить ли нам по пять капель?



- Ну, и что такого? - слышу я чей-то недоуменный вопрос.
Да ничего такого! Просто уверен, что никаких тут случайностей нет, а уменьшительная форма в данном контексте - это признак наличия стародавнего и очень живучего в народе комплекса, когда люди подсознательно приукрашивают реальное положение дел, преуменьшают или скромно умаляют некоторые свои достоинства (или, что еще хуже - маскируют отрицательные качества).
Плюс фактор неискренности, введение друг друга в заблуждение, желание спрятаться от слишком любопытных глаз.

Удивляюсь я великому и могучему - с такой-то русской кухней! 

P.S. С другой стороны, уменьшительные имена часто заменяются другими - грубыми и малопривлекательными - водяра, жратва, стаканюра, винище, хлебало, бормотуха (Какая уж тут  культура пития!)

votvamnews: (Default)


Езда в нетрезвом виде - деяние наказуемое во всех странах. За это можно получить штраф, можно лишиться прав, даже в тюрьму можно сесть, а можно... быть публично высеченным кнутом - по самому по мягкому месту.
Если после такого наказания и возникнет в ближайшем будущем желание снова управлять автомобилем, то делать это придется стоя - сидеть на жопе, которая... без кожи, вряд ли возможно.
"Спасибо, я пешком постою" - сказал персонаж известной комедии "Кавказская пленница".
Именно такой вид наказания за вождение в пьяном виде существует сегодня в Бразилии, где количество любителей алкоголя значительно меньше, чем в России.
Как мне кажется, министры транспорта и дорожно-патрульные инспекции вполне могли бы последовать примеру заокеанских коллег. Все-таки битая жопа смотрится гуманнее, чем окровавленные трупы погибших в ДТП.

votvamnews: (Default)
Умереть я решил давно. Просто надоело всё. Весь мир уже в печёнках сидит. Террористы, экономический кризис, землетрясения и цунами. Ну, это я ещё мог пережить, а вот жену, которая пилит каждый день – ты, когда, скотина, на работу устроишься, опять пьяный пришёл, куда в обуви по ковру, - пережить было сложнее. Опять же, денег нет. Ну, есть, конечно, жена же работает, а у меня нет. Иногда даже на бутылку пива нет. На пачку сигарет нет. Унижения сплошные. Плюс подорожание всего ожидается, во дворе ям нарыли, не пройдёшь. По телеку смотреть нечего. В общем, жизнь мне надоела по самое немогу.

Ну, и решил я с ней распрощаться. С жизнью этой проклятой. Там, на том свете, говорят, хорошо. Кормёжка бесплатная, работать не надо. Пой себе псалмы и гуляй по зелёному лужку среди павлинов и нехищных львов. Да, я такое на картинках видел в журналах. Очень мне понравилось, прям зависть взяла.

Вот и стал я думать, как с ней счёты свести. С жизнью, то есть. Хотел было повеситься – перерыл всю квартиру, верёвку искал. Нет нигде. Тогда снял бельевую на балконе. Жена, конечно, в истерике будет, что снял. Но, с другой стороны – мне-то уже всё равно будет. Ходил я с этой верёвкой, ходил, куда её цеплять, ума не приложу. Люстра, и та на соплях держится, да и подумал потом, какой я некрасивый буду – язык – бе, вывалился синий такой, глаза выпученные. Непривлекательно как-то. Жена пришла, начала орать про эту верёвку. Ну, я ей ничего не сказал, чтоб не расстраивать раньше времени.

Ну, ладно, думаю, сигану с восьмого этажа. Я на восьмом живу. Очень удобно. Мельк, и в лепёшку. А перед смертью, как раз ощущение невесомости и свободного полёта почувствую. Вышел на балкон, закурил, посмотрел вниз. Не, думаю, ни фига не выйдет. Страшно. Меня, наверное, четверо будут скидывать – вспотеют. Так упираться буду. Высоты боюсь очень. Помню мы на крышу залезли…нет, не буду рассказывать. Стыдно как-то. Да, и опять же, буду такой лежать, поломанный весь, мозги на асфальте такие – шмяк, фу, гадость какая. Не солидно как-то.

Пистолета у меня отродясь не было, даже в руках не держал никогда. Я же в армии не служил никогда. Статья у меня такая, не везде на работу возьмут. А из военкомата вообще шваброй гнали. Говорят, уходи и забудь адрес.
Вены резать – больно и долго. Да и в ванной буду весь разложившийся, вздутый, мухами облепленный. Не для меня это.
Полез в аптечку, там полпачки анальгина и таблетки от поноса, или для поноса. Если от поноса – это ещё ничего, а если для поноса – увольте. Умереть и обосраться не хочу. Стыдно как-то. Не рискнул.
И, вот, однажды решил, а умру я просто так. Лягу и умру. А почему нет? Буду лежать и представлять, как умираю. Как сердце останавливается, как замедляются нейтроны в мозгу, как душа из ушей вылетает. И умру от силы воли. У меня сила воли – ого-го. Я однажды три дня не курил. Сказал себе – не буду курить. И не курил.

Дождался я, когда жена на работу уйдёт и занялся приготовлениями. Опорожнился на всякий случай, душ принял, побрился, ногти подстриг. Надел свои лучшие штаны, рубашку белую, которую лет пять не одевал уже, галстук нашёл. Снял с антресолей парадно-выходные штиблеты. Я их всего три раза одевал за столько лет. Когда к Филимоновым ходили, в парк, салют смотреть и просто так, мерил.

Нарядился, посмотрел на себя в зеркало – красавец. Такой в гробу будет лежать – залюбуешься.
Лёг на диван, закрыл глаза и стал представлять, как я умираю. Лежу, представляю, настраиваю себя на нужное настроение. Мечтаю уже о лужке с павлинами. Через полчаса чувствую – пружина в спину давит. Так неудобно лежать – ужас. Дивану нашему лет двадцать уже, конечно, не то что пружины повылезают, а и вообще, развалиться должен уже был давно. Мешает мне эта пружина сосредоточиться. Ворочался, ворочался, Лёг на пол. Твёрдо. Что за напасть. Постелил себе подушек. Вроде бы ничего. Лежу, умираю.
Чувствую – что-то не умирается. За окном – ребёнок бешеный вопит, за стеной соседи ругаются. Кричат друг на друга, как резаные. Я встал, постучал им в стену. Так они, нет, чтоб умолкнуть, на меня кричать начали, чтоб не вмешивался в их личную жизнь. Паразиты какие-то.

Ладно, думаю, насовал себе в уши ваты. Слышно, конечно, но не так отвлекает. Умираю, и думаю, что в справке напишут после вскрытия? Умер по собственному желанию? Умер силой воли? Силой мысли? Умер от жизни? Представил, как жена меня увидит, и сразу расстроится – на кого ж она теперь орать будет? А может, обрадуется. Конечно, обрадуется. Думает, не знаю я про её шашни с Пастуховым. Знаю. Всё я знаю, только доказать не могу. Ну, и пусть. Пастухов ей быстро ума вставит. Он свою первую в могилу свёл, и за меня отомстит. Хотя, не факт. Моя тоже не подарок. Вон до чего меня довела. Считай, убила.

Лежу, ребёнок орёт, соседи посуду бить стали, муха противная всё норовит на нос сесть. Не обращаю внимания. Руки на груди сложил, и пытаюсь дыхание замедлить. Ничего не получается. А тут ещё и курить захотелось. Встал, покурил на прощание, опять лёг. Не приходит смерть, как ни тужусь. Уже и дыру в стене представлял, из которой свет манит, и как парю над своим телом – не помогает.
Совсем отчаялся уже, и вдруг, понимаю, что я умер. Вот те раз! Вот так легко, взял, и на тот свет. Вижу, стоит возле телевизора ангел. Красивый такой, в белой простыне, крылья сияющие и нимб над головой. Держит за руку ребёнка. Ребёнок вырывается, кричит, что не хочет домой идти. А он держит его крепко, но нежно.

Посмотрел на меня ангел и погрозил пальцем. И говорит: «А ты в нашу личную жизнь не лезь, понял? А то сейчас приду и рога поотшибаю». Зло так говорит. Думаю, странный какой-то ангел. Говорю, ну, что пора мне? А он такой, раз, и на выход. Ушёл в коридор и принялся во входную дверь стучать. Потом в звонок позвонил.

Я и проснулся. Тьфу, думаю, это же я не умер, это же я задремал. А в дверь звонят и звонят. Встал я, пошёл открывать. На пороге Санька с пятого этажа. Говорит, идём, у меня есть деньги, совсем немного до бутылки не хватает. Добавляй, закуску бери, и выходи, я, мол, во дворе буду. А чё это ты вырядился? Именинник, что ли? Так давай наливай.
Нет, говорю, не именинник. У меня сегодня жизненно важное мероприятие. А сам думаю, пойти, что ли, выпить с ним немного, для усиления работы силы воли? Но потом сказал решительное нет. Знаю я эти бутылки. Это же может до ночи затянуться. Пацаны подтянутся, и пиши-пропало. Прости, Саня, сегодня без меня. Он так подозрительно посмотрел, пожал плечами и ушёл.

Я опять лёг, пытаюсь сосредоточиться. Тут телефон звонит. Я прямо психанул. Вскакиваю, трубку хватаю и только матом собрался сказать нехорошее слово, как на том конце автомат неприятным женским голосом заговорил. Мол, у вас задолженность за воду. Немедленно оплатите. Тьфу ты, что ты сделаешь. Не дадут умереть спокойно.

Лежу опять. Скучно уже стало. Думаю, может спуститься к Саньку всё-таки. Может, успею. Не думал даже, что смерть такая нудная штука. Скукотища, да и только. Жизнь, думаю, какая бы плохая не была, а всё ж веселее. Но, нет, думаю, хочу павлинов и кормёжку бесплатную. Потерплю. Скучать – не лопатой махать.

Ну, и, в общем, опять умер, то есть заснул. Сладко так, снится мне, как я в детстве змея запускал. Мамка покойная приснилась, красивая такая. Дружбан мой школьный, Федька, не помню уже фамилию. Как в Анапу с родителями ездил.

Сплю, и думаю, это не сон, это вся моя прожитая жизнь передо мной проходит. Так всегда бывает, когда умирают.

И тут, слышу сквозь сон, кто-то дверь ключом открывает. Вот она, и пришла, смертушка за мной. Лежу, глаза закрыл, чтоб не видеть её косы и пустых глазниц под капюшоном. А она заходит в комнату и остановилась. Стоит надо мной и не забирает меня. И вдруг, как даст она мне ногой по рёбрам, как заорёт на меня.
- Что ж ты, гад такой удумал, а? Мало того, что спит целый день, так ещё и подушки на пол побросал.
И чего-то голос у неё знакомый. А она продолжает:
- Совсем уже с головой не дружишь? Ты что это на себя напялил? Ты эти брюки гладил, чтобы в них спать? Мамочка, мамочка, почему я тебя не послушалась.
Ну, вот, проснулся я окончательно. Не смерть это, а хуже. Жена пришла с работы.
Открываю глаза и спрашиваю:
- Ты с каких это дел так рано с работы пришла?
- Рано? Ах ты подлец! Уже половина седьмого! Опять весь день проспал? Ты на завод ездил? Ты же обещал сегодня поехать, насчёт работы узнать?
Ну, и пошло-поехало. А я не спорил, нет. Я смотрел на неё и думал, спасибо тебе, милая моя, что от смерти меня спасла. Погиб бы я без тебя. Уже сжимала смерть свою костлявую руку на моём горле, а ты пришла и спасла. Даже смерть тебя испугалась. И так мне хорошо стало, и так я её полюбил, как перед свадьбой прямо. Думаю, хорошо, что я не умер. Чтобы я там без тебя делал среди этих дурацких пингвинов. Или павлинов. Не важно.

(С) goos

Profile

votvamnews: (Default)
votvamnews

February 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26 2728    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios